?

Log in

Previous Entry | Next Entry

я хороший, я без бороды

был у меня в детстве знакомый писатель, которому до начала писательской карьеры довелось поработать слесарем, кочегаром, учителем в школе, кем-то там ещё и среди всех этих удовольствий — побывать контрабандистом. этим он меня к себе расположил. интересно ведь, правда? даже если контрабандный продукт — резинки для трусов, всё равно интересно. глаза у писателя были разного цвета, зубы — гнилые, борода — неопрятная. вполне подходящая внешность для контрабандиста, считал я тогда.

действительно, что за контрабандист без бороды? в книжках моего детства все контрабандисты были с бородами! бороды встречались не только у контрабандистов — они были у всех! и все как на подбор: тут — калёная борода, там — борода лопатой, тут — борода цвета соли с перцем, там — борода клинышком.

тогда я решил, что мне тоже срочно нужна борода, пусть и небольшая. сообщил эту важность родителям, но они моё желание обзавестись бородой в неполные четыре года не одобрили. разумеется, я смертельно обиделся. считал, непонимание старших мешает мне жить так, как того жаждет моя душа. мне ведь не нужен был новый велосипед, я просто хотел жить с бородой и восхищаться собою! неужели это было так трудно устроить? то, что меня не поддержали близкие люди, само по себе обидно, но куда обидней казалось мне то, что они надо мной посмеялись! из-за этого я вынужден был скрывать свои чувства.

в книжках меж тем герои-бородачи шли непрерывной чередой. они ломали копья на турнирах, отправлялись на поиски сокровищ, охотились на птеродактилей, спасали прекрасных дев и вставляли в них свои члены.. я всё читал, читал, приглядывался к картинкам и наконец — пришёл в ярость. от несправедливости моя любовь превратилась в ненависть: все люди с бородой стали казаться мне безобразными и отвратительными. я всей душой ненавидел амундсена за то, что на фотографии в географическом атласе он был с бородой, но при этом первым добрался до полюса и возвратился живым, а безбородый роберт скотт — вторым, да ещё погиб на обратном пути. скоро, впрочем, эта причуда прошла.